«Корё синмун», № 11 (334), 31 декабря 2020 года

ПЕРВЫЙ В БЫВШЕМ СССР

КОРЕЕЦ – РЕКТОР ВУЗА

К 90-летию Сергея Михайловича Хана

Сергей Михайлович Хан (1930-2003),  доктор философских наук, профессор, явился одним из зачинателей корейского общественного движения в бывшем СССР, был избран председателем первого в Узбекистане и в СССР оргкомитета по созданию корейских культурных центров (1988-1989).

На этом снимке 1987 года Сергей Михайлович изображен в своем кабинете в Ташкентском институте культуры, где он занимал должность ректора в 1985-88 годах.

Мне довелось познакомиться с Сергеем Михайловичем именно в этом кабинете. Поводом к знакомству стал сбор материалов для книги о советских корейцах, которая вышла в 1989 году под названием «Кто мы?» в переводе на корейский спустя два года в Сеуле. В этой книге впервые и был опубликован этот снимок (фотограф Виктор Ан).

Высокообразованный, эрудированный, имеющий опыт партийной работы, он пользовался огромным авторитетом как в научном мире, так и в государственных органах. Не случайно именно его кандидатуру сочли наиболее подходящей на пост председателя оргкомитета по созданию первого в СССР корейского общественного объединения. Формирование оргкомитета произошло 28 ноября 1988 года в актовом зале Издательства ЦК КП Узбекистана (ныне Издательско-полиграфическая акционерная компания «Шарк»).

С высоты сегодняшнего дня особенно ясно понимаешь значимость этого поистине исторического события. Впервые за всю историю советских корейцев со времен «великого» переселения 1937 года они провели общественно-политическое мероприятие, посвященное сугубо своим, национальным вопросам, – собрание корейской общественности Ташкента. Создание оргкомитета положило начало корейскому общественному движению не только в Узбекистане, но и в целом в СССР.

Вместе с тем был Сергей Михайлович, как истинный интеллигент, был чрезвычайно деликатным и доброжелательным, особо не рвался к лидерству в движении. Он чрезвычайно остро и болезненно реагировал на ожесточенные распри за руководство в будущей корейской ассоциации, и это послужило причиной его постепенного отхода от движения. А вскоре Сергей Михайлович и вовсе полностью сосредоточился на своей профессиональной деятельности как профессор высшей школы милиции.

Но его вклад в корейское общественное движение СССР, а затем СНГ неоценим. В течение последующих нескольких месяцев после того памятного собрания С. М. Хан вместе со своими соратниками объездил Фергану, Андижан, Наманган, Самарканд, Карши, другие места компактного проживания корейцев, инициируя создание на местах корейских культурных центров. Эти культурные центры успешно работают уже на протяжении трех десятилетий.

 

Биография С. М. Хана мало чем отличается от биографии людей его поколения. Он родился 2 декабря 1930 года третьим ребенком в семье в селе Никольское Уссурийской области.

Его отец, Хан Ен Дюн в возрасте 20 лет с двумя своими братьями в поисках лучшей доли покинул Корею (г. Хамхын провинции Южная Хамген) в 1916 году и перебрался в Россию. Работал на рыбных промыслах, лесоповале.

В 1919 году Хан Ен Дюн здесь женился. Чуть позже его родители переехали в Никольский район Уссурийского края. Отец выучился на тракториста, позже стал бригадиром тракторной бригады. В начале 30-х годов власти края стали вынуждать корейцев переселяться из насиженных мест в другие районы. Поэтому в 1933 году вся семья и ближайшие родственники (всего  11 человек) переехали в Спасский район. Сначала жили в землянке, потом построили дом. В 1935 году Хан Ен Дюн устроился на Спасский цементно–кирпичный завод, где проработал вплоть до депортации корейского населения края в Узбекистан и Казахстан в 1937 году.

В 1937 году во время депортации вся его семья попала в Узбекистан, на станцию «Пахта», откуда переселенцев распределяли по хозяйствам Нижне-Чирчикского района Ташкентской области. Детство Сергея прошло в колхозе имени Буденного (позже «Заря коммунизма», а с 1991 года – «Гулистан») этого же района.

В 1942-46 годах Хан Ен Дюн, как и все трудоспособные корейцы-мужчины, отбывал повинность в трудармии.  Все это время мать в одиночку тащила на своих плечах семерых детей.

Сергей учился в корейской школе, но вскоре школу перевели на русский язык обучения. Школа была очень сильной. Его закадычными друзьями были будущие доктора исторических наук Борис Пак (профессор Иркутского госуниверситета) и Алексей Шин (ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН), Николай Дон, будущий ответработник райкома партии, и др.

После школы Сергей с друзьями столкнулся с унизительными ограничениями. Он хотел поступать в Ленинградский госуниверситет, но ему запретили выезд за пределы Узбекистана. А в 1949 году при поступлении в УзГУ им. А. Навои (ныне Самаркандский госуниверситет) С. Хан все четыре вступительных экзамена сдал на «отлично». Но  мандатная комиссия отказалась зачислить его студентом – у Сергея был годичный паспорт, какие выдавались корейцам. Срок его действия истек буквально за день до мандатной комиссии.

Но даже, когда Сергей продлил паспорт, проделав путь от Самарканда до своего колхоза в Ташкентской области и обратно, его приняли лишь вольнослушателем. Только благодаря настойчивости юноши ректорат перевел его в студенты.

Учеба оказала сильное влияние на становление Сергея Хана как историка и философа. Здесь преподавали известные  ученые – профессор И. М. Муминов (будущий вице-президент АН Узбекистана), профессор И. И. Умняков (бывший посол Советской России в Бухарской Народной Республике), историк Р. М. Шатилов и другие. С. Хан многие годы поддерживал с ними тесные связи.

В 1952 году С. Хан написал доклад, который, пройдя отбор на городском и республиканских турах, был представлен в Москву на всесоюзный конкурс. Там высоко оценили научную работу студента из Самарканда, отметив его почетной грамотой Минкультуры СССР.

В УзГУ С. Хан участвовал в вокально-инструментальном ансамбле, избирался комсоргом исторического факультета, замсекретаря комитета комсомола университета.

У Сергея были хорошие навыки немецкого, и, начиная с третьего курса, пройдя аттестацию на кафедре иностранных языков, он параллельно с учебой преподавал немецкий язык в школе № 19 г. Самарканда.

В 1953 году его приняли в КПСС. В те времена преимущественное право вступления в партию имели, прежде всего, рабочие, затем крестьяне.  Учащаяся молодежь в этом списке была на последних местах. Так что прием в партию 23-летнего студента, представителя депортированного народа можно охарактеризовать как событие из ряда вон выходящее. Но и его достижения как студента были из ряда вон выходящими.

В 1954 году, после окончания вуза, С. Хан недолго работал корреспондентом Самаркандской областной газеты «Ленинский путь», затем был назначен заместителем директора Кашкадарьинского областного Института усовершенствования учителей. Ему было 24 года.

В 1956-1958 годах являлся ответсекретарём Кашкадарьинского областного отделения общества «Знание», преподавал философию в вечернем университете, где слушателями были представители партийно-хозяйственного актива области.

С 1958 года С. М. Хан – инструктор, затем замзавотделом пропаганды  и агитации обкома партии.

В Карши С. Хан встречает любовь своей жизни – Сон Аделию Сергеевну, выпускницу ТГПИ имени Низами. Она преподавала математику в средней школе им. Ломоносова Камашинского района.

Несмотря на стремительную карьеру, он больше тяготел к науке. В кашкадарьинский период он опубликовал 20 статей по вопросам философии и политологии, гендерной проблематике, брошюру «Достижения экономики и культуры Кашкадарьинской области за годы Советской власти».

В 1961 году С. Хан поступил в аспирантуру Академии общественных наук  при ЦК КПСС (г. Москва).  Он первым из корейцев СССР стал ее аспирантом, а всего за всю историю СССР только три корейца учились в этой академии. В те годы там работали известные философы – профессоры М. А. Дынник, Г. Е. Глезерман, М. М. Розенталь, экономисты – проф. Л. И. Абалкин (будущий директор Института экономики Академии наук СССР) и другие. Там же С. М. Хан близко познакомился с Георгием Федоровичем Кимом, доктором исторических наук, завсектором Института народов Азии, в последующем – членкором Академии наук СССР.

После защиты в 1964 году кандидатской диссертации Сергей Хан в течение 17 лет работал в Ташкентской высшей партийной школе – старшим преподавателем, доцентом, деканом, завкафедрой,  секретарём парткома. Эта школа была единственной в Средней Азии, ее слушателями были работники партийных, государственных и хозяйственных органов, СМИ Узбекистана, Киргизии, Таджикистана и Туркменистана.

Очень скоро молодой ученый получил признание в научных кругах. Он член специализированного Совета по защите кандидатских и докторских диссертаций при Институте философии АН Узбекистана, долгие голы читал лекции для преподавателей общественных наук в Институт повышения квалификации при ТашГУ. В 1968 году при ЦК КП Узбекистана создается Общественный институт социологических исследований. В качестве члена ученого совета этого института С. М. Хан принимает участие в широкомасштабном социологическом исследовании по вопросу системы партийного просвещения. Итоги исследования были опубликованы в Ташкенте и Москве. На их основе  Президиум ЦК КП Уз принял постановление «Об эффективности партийной учебы».

С. М. Хан часто выступал с лекциями в различных организациях, его статьи выходили в газетах и журналах, в том числе, и в межреспубликанской корейской газете «Ленин Кичи».

Сергей Михайлович Хан был награжден медалями «За доблестный труд», «Ветеран труда», двумя Почетными грамотами Президиума Верховного Совета Узбекской ССР, Почетной грамотой ЦК КП, Президиума Верховного Совета и Совета Министров республики.

 

Для нас важно еще одно направление деятельности Сергея Михайловича Хана. Это – создание культурных корейских центров.

В конце ноября 1988 года в Ташкенте состоялось собрание представителей корейской общественности Ташкента и Ташкентской области. На нем присутствовало свыше ста человек, многие из которых были широко известны в республике.

На собрании был сформирован оргкомитет по созданию корейского культурного центра Узбекистана. Председателем оргкомитета единодушно был избран Сергей Михайлович Хан. Оргкомитет положил начало корейскому общественному движению в СССР. Позже возникли аналогичные объединения в Алма-Ате, Москве, Душанбе, Бишкеке и др.

На этом поприще вновь проявились организаторские способности Сергея Михайловича. Первой акцией оргкомитета стало первое за многие десятилетия празднование Нового года по лунному календарю, на котором присутствовали более 400 человек. Потом последовал вечер во Дворце авиастроителей, где собрались более 1200 корейцев; затем, впервые за полвека – празднование традиционного и почти забытого праздника Оволь Тано совместно с колхозом «48 лет Октября» Букинского района. В августе 1989 года – двухдневные корейские гуляния в Ташкентском парке культуры и отдыха им. Тельмана. Слух о планируемой акции оргкомитета в парке Тельмана прокатился по всей республике. Из корейских колхозов люди приезжали целыми колоннами автобусов. Корейцы приехали из Джизака, Гулистана, Бекабада, Буки, Ангрена, Алмалыка и других городов.

Затем оргкомитет приглашает ансамбль песни и танца из КНДР. Ансамбль с огромным успехом гастролировал по Узбекистану целый месяц. По приему ансамбля была проведена огромная организационная работа. Ведь оргкомитет в силу своего статуса не являлся юридическим лицом, а значит, не имел ни банковского счета, ни денег. А ведь нужно было обеспечить артистов – более 40 человек – жильем, питанием, найти средства для аренды автобусов, концертных залов, подарков и т. д. Прошло немного времени и по приглашению оргкомитета в республику приезжает Пхеньянский детский ансамбль песни и танца. Гастроли художественных коллективов из Кореи по настоящему пробудили интерес корейцев к своей национальной культуре и стали важной вехой в оформлении корейского движения как массового.

Проведя серию культурно-массовых мероприятий, всколыхнувших всю диаспору, оргкомитет вплотную занялся созданием корейских культурных центров в местах компактного проживания корейцев, а также организацией кружков корейского языка.

Создание культурных центров на местах потребовало огромной и напряженной работы. Сергей Михайлович с членами оргкомитета исколесил всю республику. За два неполных года (1989-1990) было создано 16 ККЦ. С их появлением корейское движение в Узбекистане приобрело массовый характер.

С. М. Хан возглавил первую делегацию узбекистанских корейцев в КНДР.  Он также возглавил делегацию корейцев Узбекистана на 1-м Всесоюзном съезде советских корейцев (май 1990 г, Москва).

С. М. Хан опубликовал ряд статей в газетах «Правда», «Ташкентская правда», ряде других изданий о целях и проблемах корейского движения.

Регистрация оргкомитета затянулась. За это время уже были зарегистрированы корейские культурные центры в Москве, Алма-Ате, Нальчике, на Сахалине. С. М. Хан писал в газете «Правда» (16 ноября 1989 года): «В обострении межнациональных отношений часто виноваты представители административно-управленческого аппарата, проявляющие нерешительность, излишнюю осторожность, а нередко и некомпетентность. В результате многие национальные движения встречают рогатки, хорошие начинания обрастают бюрократическими путами. …Это прежде всего касается оформления и регистрации национальных культурных центров и обществ. Но стереотип старого мышления настолько укоренился в деятельности аппаратчиков, привычка ждать указания сверху так сковывает волю функционеров, что работа по созданию культурных центров в республике не может сдвинуться с мертвой точки. Так, еще в ноябре прошлого года на собрании корейской общественности Ташкента и области был избран оргкомитет по созданию культурного центра. Но ему до сих пор отказывают в проведении учредительной конференции, хотя в подавляющем большинстве мест компактного проживания корейцев проделана соответствующая работа – созданы оргкомитеты, избраны делегаты».

 

Сегодня, отмечая 90-летие Сергея Михайловича Хана, мы отдаем дань памяти одному из лучших сыновей нашего народа, человека, который всю свою жизнь посвятил служению своей родине – Узбекистану, внеся огромный вклад в развитие общественной научной мысли, в создание корейского общественного движения в Узбекистане. Он остался в нашей памяти как высококвалифицированный специалист, крупный организатор, человек высокой культуры, чести и порядочности.

 

Краткие данные о семье С. М. Хана.

Жена, Сон Аделия Сергеевна, 1932 года рождения, преподаватель математики. Многие годы работала завучем средней школы № 27 г. Ташкента. Ныне – на пенсии.

Старший сын, Хан Александр Сергеевич, 1958 года рождения, окончил Ташкентский институт культуры. Работал завмузыкальной частью Дома культуры колхоза «Политотдел», музыкальным руководителем ансамбля «Ченчун» и худруком группы «Инсам». Ныне занимается бизнесом.

Младший сын, Хан Валерий Сергеевич, 1959 года рождения, выпускник МГУ, там же окончил аспирантуру. Кандидат философских наук, доцент. Работал замдиректора Института истории АН Узбекистана, советником ректора УзНУ. Ныне – завкафедрой ТГПУ им. Низами. Преподавал также в различных университета Южной Кореи. Автор множества научных трудов в области философии, социологии, этнологии и корееведения.

Дочь, Инна Сергеевна, 1971 года рождения, окончила ТГПИ. Ныне проживает с семьей в  Москве.

 

Брутт КИМ.

 

Полность с выпуском вы можете ознакомиться пройдя по этой ссылке.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

izmir escort bayan buca eskort bayan izmir escort bayan buca escort denizli escort bayan antalya rus escort belek escort görükle escort izmir escort bayan escort izmir izmir escort bayan buca escort alsancak escort